Фраза дня

Федор Никифорович Плевако

Федор Никифорович Плевако – величайший  российский адвокат, заслуживший  множество титулов: «великий оратор», «митрополит адвокатуры», «старшой богатырь».

Отец судебной риторики, Плевако по праву считается одним из первых мастеров своего дела, достигших высот профессионализма в ораторском искусстве и юридическом анализе.

Один из известнейших российских адвокатов. Его называли гением, златоустом, могучим богатырем слова, величайшим из русских ораторов.

Его слава вспыхнула как звезда, в конце 60-х гг. XIX в. и не угасала до самой его смерти. Это имя знала вся Москва, вся Россия, вся Европа.

Федор Никифорович родился 13 апреля 1842 года в г. Троицке Оренбургской губернии. Отец его занимал незначительную должность в местной таможне и имел чин надворного советника.

По свидетельству самого Федора Плевако, отец происходил из обедневшего литовского дворянства. Слыл человеком очень сурового воспитания, чтил церковь и во всем следовал заповедям Священного Писания.

Мать его была простая, неграмотная женщина. О ней стоит сказать особо. Именно в отношении к матери и следует отчасти искать разгадку адвокатского таланта Плевако. Федор очень любил мать. Всю свою жизнь он ощущал себя в огромном долгу перед ней. Много материнского горя, страдания видел он в ранней юности. Но и много щемящей душу материнской любви. Уже после ее смерти он признавался, что одно только воспоминание о матери вызывает в нем чувство трепетного ощущения и благоговения перед ней, чувство любви и всепрощения. Любовью и всепрощением будет пронизано и все его ораторское искусство.

Современник Плевако, не раз слышавший его в суде, писал: "Когда в защите, как в деле об убийстве Грязнова, заходила речь о материнской любви, о материнском страдании, о материнском горе, на память златоусту приходили такие слова и слагались в такие фразы, что в зале раздавались рыдания, народ выл навзрыд, сердца переворачивались у присяжных заседателей, и с полными слез глазами, сидели старые судьи".

Окончив Первую московскую гимназию, в 1959 г. Плевако поступил на юрфак Московского университета. Все эти годы он и его брат находились на попечении матери. Сама неграмотная, она делала все, чтобы дать детям образование, вывести их в люди. Эта самоотверженность матери отзывалась огромной благодарностью в душе юного Федора Плевако, и он предпринимал все, чтобы оправдать ее усилия.

В 1864 г. в стране началась великая судебная реформа. Отныне Россия получала институт присяжных поверенных – адвокатов. Именно в этот год окончил университет и пришел в адвокатуру Плевако.

Острая нужда, безденежье заставляют его активно искать работу. Связей не было. Приходилось полагаться на самого себя, свою сноровку. Поиски привели его в Кремль. Там в то время как раз располагались новые судебные учреждения. Его принял сам председатель суда Е. Люминарский. "Готов служить в новом суде на любой должности. Даже судебным приставом", – заявил Плевако. Люминарский оставил его при своей канцелярии.
Он переписывал различные бумаги, составлял для председателя тексты документов. Через 5 месяцев Люминарский сказал: хватит транжирить здесь свои способности, лучшее место для их применения – адвокатура. Там будут и клиентура, и заработок. 4 ноября 1867 г. Плевако уволился со службы по прошению.
Первым его клиентом стал ростовщик, которому он отнес серебряные вещи, чтобы на вырученные под залог деньги весело отметить приближающийся праздник Пасхи. Чтобы выступить в суде, у Плевако не было даже своего фрака, он одолжил его у товарища. В свою очередь, ростовщик, зная Плевако как юриста, попросил его об одолжении – помочь в деле с взысканием 800 руб. по бесспорному векселю, который в связи с судебной реформой, Управа благочиния отказалась принимать. Плевако согласился. И допустил первую же в своей практике ошибку. Вместо судебной палаты он подал прошение в окружной суд. Дело проиграл. Но второе дело выиграл. На полученные 200 руб. купил себе фрак.
Сумма вознаграждения за третье дело, купца Спиридонова, составила 3600 руб., и он съехал на новую квартиру, купив себе хорошую мебель.
Имя его становилось известным, клиентура увеличивалась. Так он работал до 1870 г. на правах кандидата на судебные должности. 19 сентября этого же года был принят в сословие присяжных поверенных.
Первые речи Плевако сразу же обнаружили колоссальный талант, данный ему природой. Молодой великий оратор, наделенный живым умом, электризуемой энергией, без труда занял самое видное место среди даровитых адвокатов. Слава досталась ему быстро, стремительно.

Речи Плевако всегда отличались большой психологической глубиной, житейской мудростью, простотой и доходчивостью. Сложные человеческие отношения, неразрешимые подчас житейские комбинации, освещал он проникновенно, в доступной для слушателей форме. Тщательно готовясь к делу, глубоко знал все его обстоятельства, умел анализировать доказательства и показать суду внутренний смысл тех или иных явлений.

Выступая во многих крупных процессах, он проявил себя как острый и находчивый полемист. По делу Дмитриевой и Кострубо – Корецкого, в одном процессе защищали: Дмитриеву – известный талантливый адвокат Урусов, Кострубо – Корецкого – Плевако. Отрицая свою вину, Дмитриева перелагала ее на Кострубо – Корецкого, занимавшего в Рязани высокий пост. Защиту Дмитриевой Урусов построил на обвинении Кострубо – Корецкого. Дав анализ доказательствам, он, рассчитывая на впечатлительность присяжных, сказал: «Щадите слабых, склоняющих перед вами свою усталую голову, но когда перед вами становится человек, который пользуется своим положением, поддержкою, дерзает думать, что он может легко обмануть общественное правосудие, вы, представители суда общественного, заявите, что ваш суд действительная сила, - сила разумения и совести, - и согните ему голову под железное ярмо закона».

Тщательно проанализировав доказательства своих противников, Ф.Н. Плевако сумел привести убедительные доводы, опровергающие вину Кострубо – Корецкого. В конце речи, как бы нейтрализуя основной вывод Урусова, он сказал: «Осудить Корецкого потому, что он сильный человек, обвинить потому, что он не склоняет голову, внушили вам. Вы сделаете честное дело, говорили вам, вы покажете, что русский суд сила, что смеяться над ним нельзя…общество не нуждается, чтобы для потехи одних и на страх другим, время от времени произносили обвинения против сильных мира, хотя бы за ними не было никакой вины. Теория, проповедующая, что изредка необходимо прозвучать цепями осужденных, изредка необходимо наполнять тюрьмы жертвами, недостойна нашего времени. Вы не поддадитесь ей».

Речи обоих адвокатов по этому делу представляют несомненный интерес. Произнесены они двумя талантливыми адвокатами. Они поучительны в том смысле, что показывают методы защиты двух крупных юристов по делу с острой коллизией между подсудимыми, показывают кропотливую работу по сбору и представлению по делу всех возможных доказательств, оправдывающих их подсудимых.

Речь в защиту Бертеньева (по делу об убийстве артистки Весновской) – блестящий образец русского судебного красноречия, отличается исключительной психологической глубиной, тонким анализом душевного состояния убитой и подсудимого. Указанная речь безупречна по своему стилю, отличается высокой художественностью. Анализ психологического состояния молодой преуспевающей артистки и подсудимого дан исключительно глубоко и талантливо. Эта речь приобрела известность далеко за пределами России.

Источник: anufriev.ru

0 коммент. :